Таможенная война показала, что Россия — ненадежный торговый и политический партнер

29.08.2013

Третью неделю августа Россия и Украина провели в состоянии войны. Таможенной. Начиная с 00:00 14 августа все без исключения грузы украинских экспортеров, поступающие на территорию России, стали подвергаться тотальной проверке, включающей в себя выгрузку, перегрузку, досмотр и погрузку обратно в транспорт. Украинский экспорт в Россию был практически полностью парализован. Украинские компании, а заодно и их российские контрагенты начали нести многомиллионные убытки. И все это без объяснения причин, о которых, впрочем, догадаться было несложно с самого начала конфликта.

Ровно через неделю, после взаимных консультаций на уровне вице-премьеров и телефонных переговоров президентов Путина и Януковича, российские таможенники вернулись к штатной процедуре досмотра украинских грузов. А советник президента России Сергей Глазьев объяснил причину, мягко говоря, недружественных действий в отношении соседней страны, входящей в пятерку крупнейших внешнеторговых партнеров России: «Российская таможенная служба проводила профилактические мероприятия, связанные с подготовкой изменений режима таможенного администрирования в случае, если Украина подпишет соглашение об ассоциации с ЕС».

Проще говоря, недельная остановка украинского импорта в Россию — наглядная демонстрация того, в какой ад превратят российские таможенники поставки товаров на территорию нашей страны после того, как Украина станет ассоциированным членом Европейского союза и присоединится к зоне свободной торговли, действующей на территории ЕС. От уговоров вступить в Таможенный союз с Россией, Белоруссией и Казахстаном и отказаться от аналогичного союза с ЕС Кремль перешел к грубому шантажу, сопровождаемому наглядной демонстрацией.

В том, что в конце ноября Украина подпишет все бумаги, которые откроют ей путь в ЕС в качестве ассоциированного члена и сделают страну участником европейской зоны свободной торговли, сомневаться не приходится. Августовская «демонстрация» этому только поспособствует, поскольку в очередной раз докажет ненадежность России в качестве торгового партнера и политическую мотивированность решений, способных повлиять на экономическую ситуацию в обеих странах. Впрочем, в том, что даже наиболее приемлемый для Кремля Янукович ни при каких обстоятельствах не откажется от «европейского пути» Украины, и безо всяких демонстраций не было никаких сомнений, поскольку сближения с Европой требует абсолютное большинство граждан Украины, включая и лояльных России и Януковичу жителей восточных регионов.

Максимум, на что готов был пойти Киев, многие месяцы «обхаживаемый» Москвой, стремившейся присоединить Украину к Таможенному союзу — главному политическому проекту Путина на пространстве бывшего СНГ, — участие в ТС на правах наблюдателя или ассоциированного члена, либо на каких-то иных особых условиях, которые позволили бы не отказываться от достигнутых с ЕС договоренностей. Но если Москва ставит вопрос ребром, предлагает выбирать «или — или», да еще и грозит «наказать» несговорчивого партнера, выбор очевиден.

В том, что в конце года, после того как Украина станет ассоциированным членом ЕС, «санкции» со стороны России последуют, тоже нет никаких сомнений. По украинской экономике будет нанесен весьма болезненный удар. Но и Россия, если торговая война растянется на месяцы, понесет многомиллиардные потери. Наивно думать, что украинский экспорт в Россию ограничивается дешевой сельхозпродукцией, которую можно с легкостью заменить поставками из Белоруссии, Молдавии, Прибалтики, а то и вовсе вернувшейся в число торговых партнеров Грузии.

В пятерку основных статей российского импорта из Украины входят: железнодорожные составы и локомотивы; стальной прокат и заготовки из него; реактивные и турбовинтовые двигатели и газовые турбины; электрооборудование; стальные трубы и крупные металлоконструкции.

Даже поверхностный взгляд на перечень этих товаров заставляет задаться целым рядом вопросов. Например, что будет с грандиозными планами Москвы по освоению Сибири и Дальнего Востока? Каким будет перерасход в исчисляющихся сотнями миллиардов рублей проектах РЖД по реконструкции БАМа и Транссиба? Или в не менее масштабных трубопроводных проектах «Газпрома»? Про возрождение российского авиапрома и говорить нечего, с этим придется подождать.

Конечно, российские предприятия со временем найдут альтернативных поставщиков, а украинские компании — другие рынки сбыта. Но ущерб будет в любом случае исчисляться миллиардами долларов. И для балансирующей на грани рецессии российской экономики это может стать последней каплей, которая ввергнет экономику страны в полномасштабный кризис. Особенно если усилия Кремля увенчаются успехом, и в кризисе окажется украинская экономика. В этом случае бегство иностранных инвесторов с российского рынка примет панический характер. И все это лишь для того, чтобы потешить самолюбие и «наказать» соседа, который предпочел вступить в союз с более адекватными партнерами.

Новая газета.ru

Последние новости